С.Н.Сюрин Семья как фактор социализации подростка

 

           Семья как фактор социализации подростка

 

       Исследование теоретических основ (цели, задач, содержания, организации, функций и др.) процесса профилактики девиантного поведения подростков в зависимости от семейной ситуации жизнедеятельности является одной из основных задач нашего исследования. Изучение особенностей детско-родительских взаимоотношений, влияющих на профилактику девиантного поведения подростков, имеет большое значение для совершенствования технологий педагогической профилактики девиантного поведения в условиях образовательных учреждений общего образования, развития самой педагогической теории.

       Рассмотрение особенностей профилактики девиантного поведения подростков в зависимости от семейной ситуации, присущих ему связей и зависимостей, представляется необходимым для дальнейшего совершенствования практики функционирования моделей педагогического воздействия на процесс социализации подростков с учетом особенностей детско-родительских взаимоотношений в образовательных учреждениях общего образования. При этом важной теоретико-методологической предпосылкой познания состава и содержания особенностей профилактики девиантного поведения подростков в зависимости от семейной ситуации, ее внутренних закономерных связей, противоречивости и других характеристик является реализация научного требования всестороннего анализа явления (процесса) с использованием нескольких научных методов и системного подхода[1].

       Одним из общенаучных методов теоретического исследования является моделирование. Суть данного метода применительно к педагогическому исследованию заключается в теоретическом построении моделей педагогических явлений[2]. Данный метод позволяет в интересах научного анализа и выработки практических рекомендаций по совершенствованию процесса профилактики девиантного поведения подростков мысленно воспроизвести характеристики компонентов, выделить и отобразить различные стороны реально существующего процесса педагогической профилактики девиантного поведения подростков.

       Анализ научных источников по педагогике и психологии, исследований, относящихся к профилактике девиантного поведения подростков в зависимости от семейной ситуации, а также использование методов абстрагирования и идеализации педагогических явлений (процессов) показывает, что до настоящего времени не разработано общего междисциплинарного подхода к описанию типологической структуры девиантного поведения. И это во многом связано с условиями воспитания,  жизни и процессом социализации современных подростков.

       Изучение литературных источников по проблеме семьи показывает, что  семья - это основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью. Как социальное явление семья трансформируется вслед за развитием экономического базиса общества, в то же время прогресс форм семьи обладает относительной автономией.

       Анализ социологических источников по проблеме семьи показывает, что социологи выделяют следующие виды семей:

-      нуклеарная семья – состоит из родителей и детей, объединяет только два положения (наиболее распространенная структура в западном обществе);

-      расширенная нуклеарная семья включает нуклеарную семью и родственников (бабушек, дедушек, внуков, сестер, братьев и др.), а также близких людей, по тем или иным причинам;

-      полная семья, которая соответствует нуклеарной семье, если включает отца, мать и детей;

-      неполная семья – при отсутствии одного из родителей;

-      дополнительной категорией неполных семей является функционально неполная семья, в которой один из родителей по профессиональным и другим причинам не принимает активного участия во внутрисемейных взаимоотношениях субъектов. 

       Стоит отметить, как структурная, так и психологическая деформация семьи оказывает значительное влияние на формирование личности ребенка, т.к. она  является первичной социальной микросферой. Н.А. Бердяев отмечает, что семья - это необходимый социальный институт, подчиняющийся тем же законам, что и государство, хозяйство и др.  При этом социологическое определение семьи как института подразумевает совокупность социальных ролей и статусов, предназначенных для удовлетворения определенных социальных потребностей. Именно условиями и типом семейного воспитания определяется результат социализации подростка (усвоение подростком социальных норм и ценностей актуализируется особенностями внутрисемейных отношений, стилем семейного воспитания и структурной деформацией семьи).

         Изучение литературных источников позволяет утверждать, что вопросы семейного воспитания рассматриваются в ряде диссертационных исследований, монографий, сборников научных трудов, описывающих качественные характеристики современной семьи (Е.П. Арнаутова, А.Я. Варга, О.П. Клыпа, Т.А. Маркова, В.Я. Титаренко, Я.А. Ярцимович и др.). Значительная часть исследований посвящена изучению конкретных вопросов теории семейного воспитания, в частности: становлению начал коллективизма (Л.В. Загик), формированию нравственно-волевых качеств (В.П. Дуброва, Н.А. Стардубова, Х.А. Тагирова), заботливому отношению к ок­ружающим (И.С.Хоменко), взаимосвязи самооценок детей и родите­лей (М.М. Абрелева) и др.  Предметом изучения являются различные ви­ды деятельности детей в условиях домашнего воспитания: игра (Г.Н.Гришина, В.М.Иванова), труд (Д.О. Дзинтаре). Работы совре­менных ученых посвящены проблеме психологии семьи, тактике до­машнего воспитания (С.В.Ковалев, А.В.Петровский, А.С. Спиваковская, О.А. Шаграева).

       Авторы утверждают, что семья как социальный институт кроме воспитательной функции выполняет также  экономическую функцию, функцию передачи социального статуса, поддержания благосостояния членов семьи. В связи с этим интересно утверждение Т. Парсонса и др. о том, что современная семья утрачивает эти функции, связанные  с переходом развитых стран в фазу постиндустриального общества, при этом, по их мнению, существенной функцией семьи осталась социализация детей. В свою очередь В.Н. Дружинин утверждает, что социализация детей всегда была единственной специфической функцией семьи, а прочие функции являлись дополнительными и трансформировались в соответствии с социальными изменениями в обществе[3].

А.В. Мудрик отмечает, что в современной педагогической литературе выделяют несколько общих подходов к рас­крытию понятия «воспитание». Определяя содержательную характеристику воспитания, одни ис­следователи выделяют умственное, трудовое и физическое воспи­тание (Л.С. Выготский, П.Я. Гальперин, В.В. Давыдов, А.Н. Леонтьев, П.Ф. Лесгафт, Н.А. Менчинская, Д.Б., Эльконин и др.). Другие - нравственное, трудовое, эстетическое, физическое воспитание (А.С. Макаренко, Ф. Ницше, С.Л. Рубинштейн, А. Шопенгауэр и др.), третьи добавляют правовое, полоролевое, экономи­ческое воспитание (А. Бандура, Д.Н. Исаев, Б.Т. Лихачев, В.Е. Каган, И.С. Кон и др.). Характер отношений участников процесса воспитания определяют как целенаправленное воздействие пред­ставителей старших поколений на младшие, как взаимодействие старших и младших при руководящей роли старших, как сочетание того и другого типа отношений. По доминирующим принципам и стилю отношений воспитате­лей и воспитуемых выделяют авторитарное, либеральное, демо­кратическое воспитание.

     В свою очередь зарубежная педагогическая литература также не имеет обще­принятого подхода к определению воспитания. Например, Э. Дюркгейм определяет, что воспитание - это действие, оказываемое взрослыми поколениями на поколения, не созревшие для социальной жизни. Воспитание имеет целью возбудить и развить у ребенка некоторое число физических, ин­теллектуальных и моральных состояний, которые требуют от него и политическое общество в целом, и социальная среда, к которой он, в частности, принадлежит.

    Таким образом, воспитание - это конкретно-историческое явление, тесно связан­ное с социально-экономическим, политическим и культурным состоянием общества, а также с его этноконфессиональными и социально-культурными особенностями[4].

  Результаты и позитивная эффективность воспитания в условиях социального обновления общества определяются не столько тем, как оно обеспечивает усвоение и воспроизводство человеком куль­турных ценностей и социального опыта, сколько готовностью и подготовленностью членов общества к сознательной активности и самостоятельной творческой деятельности. Такая деятельность позволяет им ста­вить и решать задачи, не имеющие аналогов в опыте прошлых поко­лений. Важнейший результат воспитания - готовность и способность человека к самоизменению и самовоспитанию.

      А.В. Петровский отмечает, что в каждой семье устанавливается индивидуальная воспитательная система. Значи­тельная часть семей не имеет научной воспитательной системы, как в образовательных учреждениях общего образования, она в большей сте­пени базируется на бытовых представлениях о ребенке, средствах и методах воздействия на него.

     Воспитательная система семьи фор­мируется эмпирическим путем: апробируется в опы­те, содержит много педагогических «находок», хотя зачастую не лишена просчетов и серьезных ошибок. В семьях, где родители озабочены воспитанием детей, их будущим, система воспитания подвергается анализу, оценке, что делает ее эмоционально окра­шенной.

       Анализ показывает, что под семейным воспитанием понимается комплекс целенаправленных, сознательных воспитательных воздействий, осуществляемых родителями с целью формирования определенных качеств и умений. Стоит отметить, что воспитательные воздействия осуществляются либо посредством реализации механизма подкрепления, при котором родители поощряют те формы поведения, которые считаются ими правильными. Они, наказывая за нарушение установленных правил, при этом  интериорезируют в сознании ребенка определенную систему норм, соблюдение которой становится впоследствии для подростка его привычкой и внутренней потребностью, либо путем реализации механизма  идентификации, при котором ребенок подражает родителям, ориентируется на их пример[5].   

      Система семейного воспитания может быть стройной и упорядоченной, но это при условии, что родители имеют опреде­ленную цель воспитания, проводят ее в жизнь, используя методы и средства воспитания, учитывающие особенности ребенка и пер­спективы его развития. Домашнее воспитание, где взрослые не утруждают себя серьезными думами о судьбе ребенка, не создают условий для его полноценного развития. Игнорирова­ние интересов ребенка, удовлетворяя лишь его витальные потребности, предоставляя неограниченную свободу - это тоже признаки системы домашнего воспитания, но системы бе­залаберной, попустительской, жестокой по отношению к подростку, для полноценного развития которого необходимы эмпатия, принятие, любовь, поддержка, забота, помощь взрослых близких людей.

       Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что об­щественное воспитание, по сравнению с семейным, отличается боль­шей научной обоснованностью, целенаправленностью, планомерно­стью. Однако это не обеспечивает приоритет общественного вос­питания в формировании личности ребенка. Таким образом, стоит отметить, что семье принадлежит решающая роль  в социализации ребенка.

       Взаимосвязь субъектов семейного воспитания (супругов, роди­телей, детей, бабушек, дедушек и др.) отличается неформальным характером, строится на контак­тах «лицом к лицу». Семья не имеет жестко  заданной сис­темы взаимоотношений по вертикали, строгой структуры власти, в которой статусы и роли заранее предписаны. Степень тесноты кон­тактов между членами определяется отношениями родства, любви, привязанности, доверия и ответственности друг за друга, отличает­ся широким диапазоном проявлений, эмоциональностью, открыто­стью.

    Взаи­мосвязь субъектов воспитания в общественном образовательном учреждении имеет институционально-ролевой характер, т.е. определяется функциональными обязанностями педагога. Отношения «учитель – подросток», «учитель – подростки», «учитель – коллеги, ад­министрация» более фиксированы, чем отношения между членами семьи и подростком в условиях домашнего воспитания.

        Таким образом, общественное и семейное воспитание имеют целый ряд принципиальных отличий, которые необходимо учиты­вать для того, чтобы обеспечить их целесообразное взаимодейст­вие, взаимодополнение в реальном образовательном процессе. Область семейного воспитания менее изучена по сравнению с общественным воспитанием, т.к.:

  1.      Государственная политика в России долгие годы была ориентирована преимущественно на общественное воспитание, минимизируя роль семьи как социального института, делая малоактуальным изучение теории и практики семейного воспитания.
  2.      Семья, имеет много взаимосвязанных направлений своей деятельности (функций), поэтому изучение особенностей семейного воспитания невозможно вести автономно, в рамках педаго­гики: необходим междисциплинарный комплексный подход.
  3.      Семейная жизнь и домашнее воспитание - сложные предметы научного исследования, представляющие «тайну за семью печатями», в которую люди неохотно впускают посторонних, в том числе и исследователей.
  4.      Исследование семьи требует разработки и применения, наряду с традиционными, иных методов, чем те, которые активно и доста­точно результативно используются в педагогике при изучении вос­питательно-образовательного процесса в образовательном учреждении общего образования.

      А.С.Макаренко рассматривает семью как коллектив, где не должно быть места произволу родителей, особенно отца, как это имело место в старые времена. Отрицая авторитарность семейного воспитания, А.С.Мака­ренко обосновывает значение истинного авторитета родителей, характеризует его ложные разновидности, которые оказались чрез­вычайно живучи и бытуют в некоторых семьях по сей день.

    В.Д. Менделевич описывает несколько сфер жизнедеятельности семьи, связанных с удовлетворением потребностей ее членов — функций семьи: воспитательной, хозяйственно-бытовой, эмоциональной, духовного общения, первичного социального контроля, сексуально-эротической. Каждая из функций может выступать как в гармонизирующей и адаптирующей члена семьи к обществу, так и дисгармонизирующей и дезадаптирующей его.

Наиболее патогенное влияние на членов семьи может оказать семья, которую обозначают как способствующая психической травматизации (З.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий). В подобном случае психическая травматизация обусловлена не только прямыми конфликтами семьи с одним из членов, но и самой психотравмирующей средой, косвенным воздействием традиций внутрисемейных отношений на личность человека. В.Д. Менделевич выделяет три типа неблагополучных семей[6]:

-         конфликтные,   в которых между супругами имеются сферы, где их интересы, потребности, намерения и желания постоянно приходят в столкновение, порождая особо сильные и продолжительные отрицательные эмоции;

-         кризисные, где имеет место противостояние интересов и потребностей супругов, при этом оно носит особо резкий характер и захватывает важные сферы жизнедеятельности семьи;

-         проблемные, к которым причисляют такие, перед которыми возникли особо трудные жизненные ситуации, способные нанести ощутимый удар по стабильности брака (отсутствие жилья и средств, тяжелая и продолжительная болезнь одного из супругов, осуждение на длительный срок и т.п.).

       Ю.А. Клейберг утверждает, что дефицит культурогенеза и условий развития личности в семье, формирует деформирующуюся личность, при этом возникает ситуация девиантного паттерна, а личность компенсирует свою социальную и психологическую ущербность в различных формах девиантного поведения[7].

       Таким образом, гармоничная социализация подростка возможна при наличии состояния физического, психического и социального благополучия. «Проблемные», «трудные», «непослушные» дети так же, как и дети с «комплексами», «забитые», «несчастные» - всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье.

       Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, П.Я. Гальперин, Л.И. Божович, В.С. Мухина и др. в качестве доминирующей стороны в развитии личности называют социальный опыт, воплощенный в продуктах материального и духовного производства, усваиваемый подростком на протяжении всего периода «отрочества». В процессе усвоения этого опыта происходит не только приобретение детьми отдельных знаний и умений, но осуществляется развитие их способностей, формирование личности[8].

     А.И. Захаров отмечает: «Семейное воспитание более эмоционально по своему характеру, чем любое другое воспитание, ибо «проводником» его является родительская любовь к детям, вызывающая ответные чувства детей к родителям». Конфликтная, напряженная обстановка делает ребенка нервным, плаксивым, непослушным, агрессивным[9].

       Э.Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис, говоря о нарушениях жизнедеятельности семьи, выделяют ряд общих источников нарушений вследствие развода или отсутствия одного из членов семьи по другим причинам. «Это, во-первых, функциональная пустота, т.е. ситуация, когда одна из ролей, необходимых для успешного существования семьи, никем не восполняется. Например, с уходом отца из семьи его доля в воспитании уже невосполнима. Во-вторых, могут быть трудности адаптации к самому факту, породившему развод».

       Становление личности происходит в процессе социализации. Социализация - есть процесс, посредством которого ребенок усваивает поведение, навыки, мотивы, ценности, убеждения и нормы, свойственные его культуре, считающиеся в ней необходимыми и желательными. Агентами социализации выступают люди и социальные институты, включенные в этот процесс, родители, сиблинги, сверстники, учителя, представители церкви, СМИ, однако, как отмечает Шнейдер Л.Б., наиболее значимое влияние на социализацию подростка оказывает семья, т.к. основной задачей взрослого является передача ребенку тех моральных ценностей и норм поведения, которые соответствуют требованиям общества. Если же ребенок не усваивает положительный социальный опыт, не может адаптироваться к образцам поведения и требованиям взрослого (который в данном случае представляет для ребенка социум в целом), то процесс социализации нарушается и ребенок становится жертвой неблагоприятных условий этого процесса. Уникальность положения семьи состоит в том, что она выступает тем институтом, макрофактором, агентом социализации, а также сочетает в себе действия традиционного и институционального механизмов социализации (И.С. Кон, М.Г. Андреева, Л.Б. Шнейдер, В.С. Торохтий, Е.Н. Шиянов, И.Б. Котова и др.). В любой семье человек проходит стихийную социализацию, характер и результаты которой определяются ее объективными характеристиками (состав семьи, уровень образования, социальный статус, материальное положение, стиль жизни и воспитательный потенциал, особенности внутрисемейных отношений). В зависимости от того, как складываются эти взаимоотношения и общение, какой воспитательный потенциал имеет семья, формируется личность ребенка и подростка. 

Мудрик А.В. отмечает, что социализация людей в обществе протекает в различных условиях, для которых характерно наличие тех или иных опасностей, оказывающих влияние на развитие человека. На каждом возрастном этапе социализации можно выделить наиболее типичные опасности, столкновение с которыми приводит к нарушению процесса социализации, например:

-      на внутриутробном этапе развития: нездоровье роди­телей, алкоголизация и асоциальный образ жизни, плохое питание матери, психотравмирующие и стрессовые ситуации родителей, медицинские ошибки, неблагоприятная эко­логическая среда;

-      в дошкольном возрасте (0-6 лет): болезни и физические трав­мы, эмоциональная холодность и асоциальность родителей, игнорирование интересов ребенка со стороны родителей, низкий материальный достаток семьи, применение мер психического и физического воздействия, отвержение сверстниками; асоциальные соседи и их дети и др.:

-      в младшем школьном возрасте (6-10 лет): аморальность и алкоголизация родителей, отчим или мачеха, нищета семьи; гипопротекция и «синдром тепличного воспитания»; видеосмотрение; недоразвитие речи; неготовность к обучению; негативное отношение учителя и сверстников; отрицательное влияние сверстников и (или) старших ребят (привле­чение к курению, к выпивке, воровству); физические травмы и дефекты; потеря родителей; изнасилование, растление;

-      в подростковом возрасте (11-14 лет): пьянство, алкоголизм, аморальность родителей; нищета семьи; гипо - или гиперопека; ви­деосмотрение; компьютерные игры; ошибки педагогов и родителей; курение, токсикомания; изнасилование, растление; одиночество; физические травмы и дефекты; травля со стороны сверстников; вовлечение в антисоциальные и преступные группы; опережение или отставание в психосексуальном развитии; частые переезды семьи; развод родителей.

-      в ранней юности (15-17 лет): антисоциальная семья, нищета семьи; пьянство, наркомания, проституция; ранняя беременность; вовлечение в преступные и тоталитарные группы; изнасилование; физические травмы и дефекты; дисморфофобии; непонимание окружающими, одиночество; травля со стороны сверстников; неудачи в отношениях с лицами другого пола; суицидальные устремления; расхождения, противоречия меж­ду идеалами, установками, стереотипами и реальной жизнью; поте­ря жизненной перспективы;

-      в юношеском возрасте (18-23 года): пьянство, наркомания, про­ституция; нищета, безработица; изнасилование, сексуальные неу­дачи, стрессы; вовлечение в противоправную деятельность, в то­талитарные группы; одиночество; разрыв между уровнем притя­заний и социальным статусом; служба в армии; невозможность продолжить образование[10].

       Э.Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис говорят о семье как источнике психической травмы и формирования деструктивного пути развития индивидуума (различные формы девиантного и деликвентного поведения)[11].

       Беличева С.А. отмечает, что в социально-неблагополучных семьях возможно существование особого механизма социализации – «со-зависимости», при этом у детей формируются индивидуальные психологические особенности, тормозящие процесс адаптации в социуме, а вырваться из привычного круга деструктивных представлений, дефицитарных норм, правил и ценностей семьи представляется очень трудной задачей.  

     Анализ отечественных и зарубежных исследований по проблеме показывает, что именно нарушение семейных отношений (детско-родительских и супружеских) часто являются причиной появления черт девиантного поведения у подростков (С.А. Беличева, А.Я. Варга, И.А. Горьковая, В.Л. Хайкин, Э.Г. Эйдемиллер)[12]. Авторы единодушны в том, что отклоняющееся поведение от принятых в данном социуме нравственных и социально-психологических норм наблюдается у подростков чаще, чем в других возрастных группах. В качестве основной причины выделяются социальная незрелость и индивидуальные физиологические особенности формирующегося организма подростка. В различных типах семейных отношений подростки специфически адаптируются в окружающей действительности, все факторы которой комплексно воздействуют на формирование, развитие и социализацию личности. Типология семей и семейных отношений, их социально-психологическая и педагогическая характеристика позволяет понять детерминацию каждого поведенческого акта, выявить соотношение определенности и неопределенности в организации семейного воспитания.

       Как показывает анализ, современный меняющийся мир,  общество, его культура, обычаи и традиции, особенности семейного воспитания становятся объективными (социальными) факторами виктимизации, содержащими в себе характеристики и черты, влияние которых способно сделать человека жертвой[13].

       До настоящего времени достаточно сложной задачей является описание типологической структуры нарушения внутрисемейных отношений, т.к. проблема социально-неблагополучных семей, их возникновения, жизнедеятельности зависит не только от общества, материального достатка, состава, воспитательного потенциала, социального статуса, стиля жизни и др. объективных и субъективных факторов[14].

       В современной педагогике рассматриваются следующие виды классификаций нарушенного семейного воспитания: по характеру и стилю внутрисемейных взаимоотношений, структурной деформации семьи, типам детско-родительских отношений, индивидуальным переживаниям ребенка, особенностям дисгармоничных взаимоотношений супругов, стилю семейного воспитания.

  Изучение проблемы девиантного поведения подростков в зависимости от семейной ситуации показывает, что семья является главным трансформирующим макросоциальным фактором, формирующим проблему девиантного поведения.

  Е.А. Личко отмечает, что  семья инициирует не только проблему девиантного поведения, но и создает условия для формирования акцентуаций характера у несовершеннолетних. При этом акцентуацию характера он  определяет как чрезмерное усиление отдельных черт характера, при котором наблюдаются не выходящие за пределы нормы отклонения в психологии и поведении человека, граничащие с нормой.

       Тип акцентуации определяет многое, в т.ч. особенности транзиторных нарушений поведения («пубертатных кризов»), острых аффективных реакций и неврозов (как в их картине, так и в отношении вызывающих их причин), отношение подростка к соматическим заболеваниям, особенно длительным. С типом акцентуации характера необходимо считаться при разработке профилактических и реабилитационных программ для подростков. Этот тип служит одним из главных ориентиров для медико-психологических рекомендаций, для рекомендаций в отношении будущей профессии и трудоустройства, что весьма существенно для социальной адаптации.

      А.Е. Личко выделяет четыре неблагополучные ситуации в семье:

-      гиперопека различных степеней: от желания быть соучастником всех проявлений внутренней жизни детей до семейной тирании;

-       гипоопека, нередко переходящая в безнадзорность;

-      ситуация, создающая «кумира» семьи (для нее характерно постоянное внимание к любому побуждению ребенка и неумеренная похвала за весьма скромные успехи);

-      ситуация, создающая «Золушек» в семье; автор отмечает 1980-е гг., когда появилось много семей, где родители уделяют много внимания себе и мало детям; в этой связи отмечено увеличение количества черствых и жестоких подростков.

       Г.М. Миньковский указывает на неправомерность усреднения данных о семьях с качественно различными свойствами. Вместо абстрактного противопоставления «благополучных» и «неблагополучных» семей социологи и криминологи различают семьи с разным воспитательным потенциалом, по этому признаку Г.М. Миньковский выделяет 10 типов семей:

  1.      воспитательно-сильные семьи,
  2.      воспитательно-устойчивые семьи,
  3.      воспитательно-неустойчивые семьи,
  4.      воспитательно-слабые семьи с утратой контакта с детьми и контроля над ними,
  5.      воспитательно-слабые с постоянно конфликтной атмосферой,
  6.      воспитательно-слабые с агрессивно-негативной атмосферой,
  7.      маргинальные: с алкогольной, сексуальной деморализацией и др.,
  8.      семьи с правонарушениями,
  9.      преступные семьи,
  10. психически отягощенные семьи.

         Г.М. Миньковский утверждает, что в семьях первого типа (доля в контингенте обследованных семей - 15-20%) воспитательная обстановка близка к оптимальной. Главный ее признак — высокая нравственная атмосфера семьи в целом. Это важнее, чем формальная полнота семьи, хотя вероятность противоправного поведения подростков из неполных семей в 2—3 раза выше, чем из семей с обычной структурой.  Второй тип семьи (35-40% выборки) создает в целом благоприятные возможности для воспитания, а возникающие в семье трудности и недостатки преодолеваются с помощью других социальных институтов, прежде всего учреждений образования.  Для третьего типа семьи (10% выборки) характерна неправильная педагогическая позиция родителей (например, гиперопека и т. п.), которая, тем не менее, выравнивается благодаря сравнительно высокому общему воспитательному потенциалу семьи.  Четвертый тип (15-20% выборки) объединяет семьи, где родители по разным причинам (плохое здоровье, перегруженность работой, недостаток образования или педагогической культуры) не в состоянии правильно воспитывать детей, не контролируют поведение и интересы ребенка, уступив свое влияние обществу сверстников. Остальные типы (10-15% выборки) являются, с социально-педагогической точки зрения, отрицательными, а то и криминогенными. Риск правонарушений несовершеннолетних, воспитывающихся в обстановке постоянных и острых конфликтов и в психически отягощенных семьях, в 4-5 раз, а в семьях, где царят агрессивность и жестокость, в 9-10 раз выше, чем у тех, кто растет в педагогически сильных и устойчивых семьях. Дело не только в безнадзорности, с которой связано 80% преступлений (в 20-50%случаев безнадзорным оказывался и потерпевший подросток), но и в том, что дети воспринимают поведение старших членов семьи как нормальное, обычное. Эмоционально отождествляются с родителями и воспроизводят стереотипы их поведения, не задумываясь над тем, насколько они правильны с точки зрения общества[15].

С.А. Беличева предлагает подразделять социально-неблагополучные семьи на (таблица 1)[16]:

Таблица 1

Семьи, с прямым                                                          десоциализирующим  влиянием

Семьи, с косвенно 

десоциализирующим влиянием

Члены семьи ведут асоциальный образ жизни, имеют антиобщественную    ориентацию, а также асоциальные семьи –  внешне благополучные, но ориентированные  на нормы и ценности, противоречащие общественной морали.

Семьи, ведущие здоровый образ жизни, позитивно ориентированные социально, но в связи с различными затруднениями утратившие влияние на детей. К таким семьям относятся те, в  которых родители имеют неразрешенные педагогические проблемы, повышенную тревожность, заниженную самооценку.                                                                                       

      В случаях  прямого и косвенного десоциализирующего влияния семьи возможно возникновение черт девиантного поведения. Описано три основных механизма его формирования:

  1.      Фиксация путем подражания.
  2.      Закрепление негативистических реакций.
  3.      Прямое культивирование, подкрепление патологических реакций подростка со стороны окружающих.

       Б.Н. Алмазов выделяет четыре типа неблагополучных семей, способствующих появлению «трудных» детей:

-      семьи с недостатком воспитательных ресурсов (разрушенные или неполные семьи, семьи с недостаточно высоким общим уровнем развития, не имеющие возможности оказывать помощь детям в учебе);

-      конфликтные семьи, где родители не стремятся исправить недостатки своего характера, где один родитель нетерпим к манере поведения другого; в таких семьях дети часто держатся оппозиционно, конфликтно-демонстративно; более старшие протестуют против существующего конфликта, встают на сторону одного из родителей;

-      нравственно неблагополучные семьи, в которых отмечаются различия в мировоззрении и принципах организации семьи, стремление достичь своих целей в ущерб интересам других, использование чужого труда, стремление подчинить своей воле другого;

-      педагогически некомпетентные семьи: в них надуманные или устаревшие представления о ребенке заменяют реальную картину его развития.

       Целуйко В.М. предполагает выделение трех категорий социально-неблагополучных семей (таблица 2) [17]:

Таблица 2

Семьи с открытой формой неблагополучия

Семьи с условно скрытой формой неблагополучия

Семьи со скрытой формой неблагополучия

-          аморально-криминальные

-          асоциальные

-          неполные

-          проблемные

-          конфликтные

-     семьи, ориентированные на   успех ребенка

-     псевдовзаимные и псевдовраждебные

-     семьи известных людей

-     семьи состоятельных людей                                                                  

-          недоверчивые

-          хитрые

-          легкомысленные

       Г.П. Бочкарева выделяет также три типа неблагополучных семей:

-      семья с неблагополучной эмоциональной атмосферой, где родители не только равнодушны, но и грубы, неуважительны по отношению к своим детям, подавляют их волю;

-      семьи, в которых нет эмоциональных контактов между ее членами, безразличие к потребностям ребенка при внешнем благополучии отношений, ребенок в таких случаях стремится найти эмоционально значимые отношения вне семьи;

-      семья с атмосферой нездоровой нравственности; там ребенку прививаются социально нежелательные потребности и интересы, он вовлекается в аморальный образ жизни. Как видно, в основу этой классификации кладется содержание переживаний ребенка.

       Другие авторы выделяют варианты воспитательных ситуаций, которые способствуют появлению отклоняющегося поведения:

-      отсутствие сознательного воспитательного воздействия на ребенка;

-      высокий уровень подавления и даже насилия в воспитании, исчерпывающий себя, как правило, к подростковому возрасту;

-      преувеличение из эгоистических соображений самостоятельности ребенка;

-      хаотичность в воспитании из-за несогласия родителей.

         Таким образом, под неблагополучной семьей следует понимать такую семью, в которой нарушены структура и особенности детско-родительских отношений, имеются или сочетаются недостатки воспитательного потенциала с ориентацией на нормы и правила, противоречащие общественной морали.

     Рассматривая проблему девиантного поведения, следует отметить, что инициация черт девиантного поведения подростков осуществляется также  посредством реализации деструктивных моделей воспитания подростков. В современной литературе описаны следующие модели деструктивного воспитания:

  1.      Гипопротекция, достигающая степени безнадзорности.
  2.      “Потворствующая” гипопротекция является результатом предоставления подростку заботиться о  своем поведении самому, выгораживая его при проступках и правонарушениях.
  3.      Синдром гиперопеки или “тепличного воспитания”.
  4.      Воспитание ребенка, как “кумира семьи”.
  5.      Эмоциональная холодность в отношениях с ребенком, достигающая степени отвержения.
  6.      Жесткое отношение к ребенку и подростку.
  7.      Условия повышенной моральной ответственности.
  8.      Воспитание в условиях культа болезней.

   Также  авторы выделяют следующие неправильно сложившиеся педагогические стили воспитания функционально несостоятельных семьях, не справляющихся с воспитанием подростков.

-         Попустительски-снисходительный стиль, когда родители не придают значения проступкам детей, не видят в них ничего страшного, считают, что "все дети такие", либо рассуждают так: «Мы сами такими же были». Педагогу, психологу в подобных случаях бывает трудно изменить благодушное, самоуспокоенное настроение  родителей, заставить их серьезно реагировать на проблемные моменты в поведении ребенка. Можно наблюдать позицию круговой обороны, которую также  занимает определенная часть родителей, строя свои отношения с окружающими по принципу "наш ребенок всегда прав". Такие родители весьма агрессивно настроены ко всем, кто указывает на неправильное поведение их детей. Даже совершение подростком тяжелого преступления в данном случае не отрезвляет пап и мам. Они продолжают искать виновных на стороне. Дети из таких семей страдают особенно тяжелыми дефектами морального сознания, они лживы и жестоки, весьма трудно поддаются перевоспитанию.

-         Демонстративный стиль, когда родители, чаще мать, не стесняясь, всем и каждому жалуются на своего ребенка, рассказывает на каждом углу о его проступках, явно преувеличивая степень их опасности, вслух заявляют, что сын растет "бандитом" и прочее. Это приводит к утрате у ребенка стыдливости, чувства раскаяния за свои поступки, снимает внутренний контроль над своим поведением, происходит озлобление по отношению к взрослым, родителям.

-         Педантично-подозрительный стиль, при котором родители не верят, не доверяют своим детям, подвергают их оскорбительному тотальному контролю, пытаются полностью изолировать от сверстников, друзей, стремятся абсолютно контролировать свободное время ребенка, круг его интересов, занятий, общения.

-         Жестко-авторитарный стиль присущ родителям, злоупотребляющим физическими наказаниями. К такому стилю отношений больше склонен отец, стремящийся по всякому поводу жестоко избить ребенка, считающий, что существует лишь один эффективный воспитательный прием - физическая расправа. Дети обычно в подобных случаях растут агрессивными, жестокими, стремятся обижать слабых, маленьких, беззащитных. Представители органов профилактики должны стать на защиту детей от жестокости родителей, применяя при этом вес доступные средства воздействия - от убеждения до административно-уголовного принуждения, защищающего ребенка от жестокости.

-         Увещевательный стиль. В противоположность жестко-авторитарному стилю в этом случае родители проявляют по отношению к своим детям полную беспомощность, предпочитают увещевать, бесконечно уговаривать, объяснять, не применять никаких волевых воздействий и наказаний. Дети в таких семьях, что называется, "садятся на голову", возникают ситуации из известной басни Крылова "А Васька слушает, да ест". От социального педагога в данном случае нужна твердость, требовательность, как в отношении несовершеннолетнего, так и его родителей.

-         Отстраненно-равнодушный стиль возникает, как правило, в семьях, где родители, в частности мать, поглощена устройством своей личной жизни. Выйдя вторично замуж, она не находит ни времени, ни душевных сил для своих детей от первого брака, равнодушна как к самим детям, так и к их поступкам. Дети предоставлены самим себе, чувствуют себя лишними, стремятся меньше бывать дома, с болью воспринимают равнодушно-отстраненное отношение матери. Такие подростки с благодарностью воспринимают заинтересованное, доброжелательное отношение со стороны взрослого человека, способны привязаться к шефу, воспитателю, относятся к ним с большой теплотой, доверием, что помогает в воспитательной работе.

-         Воспитание по типу "кумир семьи" часто возникает по отношению к "поздним детям", когда долгожданный ребенок наконец-то рождается у немолодых родителей или одинокой женщины. В таких случаях на ребенка готовы молиться, все его просьбы и прихоти выполняются, формируется крайний эгоцентризм, эгоизм, первыми жертвами которого становятся сами же родители.

-         Непоследовательный стиль - когда у родителей, особенно у матери, не хватает выдержки, самообладания для осуществления последовательной воспитательной тактики в семье. Возникают резкие эмоциональные перепады в отношениях с детьми: от наказания, слез, ругани до умилительно-ласкательных проявлении. Такая ситуация  приводит к потере родительского влияния на детей. Подросток становится неуправляемым, непредсказуемым, пренебрегающим мнением старших, родителей. Нужна терпеливая, твердая, последовательная линия поведения воспитателя, психолога.

        Таким образом, анализ теоретических особенностей функционирования семей, типологических классификаций нарушений семейного воспитания с использованием методов моделирования и функционального подхода показал, что семья является социальным институтом, а конкретная семья институализированной социальной группой, функция которой заключается в первичной социализации детей и подростков, т.к. семья является ведущим макрофактором социализации. При этом основной целью профилактики девиантного поведения подростков является учет особенностей семьи, ее структуры, воспитательного потенциала, модели и стиля семейного воспитания. Ведь семья рассматривается как ключевой агент социализации ребенка, участвующий в формировании его личностных черт и мотивов, социальных и правовых норм, руководит его социальным поведением, участвует в формировании гражданской позиции и мировоззренческих основ для взрослой жизни. Особенности процесса профилактики девиантного поведения подростков в образовательных учреждениях общего образования  определяются типом функциональной деструкции семьи и должны быть направлены на  гармонизацию детско-родительских взаимоотношений, семейной атмосферы, ценностной ориентации семьи, предупреждение десоциализирующего влияния семьи.  Выбор способов профилактической работы с функционально несостоятельными семьями начинается с изучения и выявления особенностей семейного неблагополучия, характера и интенсивности неблагополучия.

 

 

[1]Шиянов Е.Н., Сластенин В.А., Исаев И.Ф. Педагогика. - М.: Академия, 2012; Сластенин В.А., Исаев И.Ф., Мищенко А.И., Шиянов Е.Н. Педагогика. - М.: Школа-Пресс, 2000; Котова И.Б., Канаркевич О.С. Общая психология. - М.: "Дашков и Ко, АкадемЦентр", 2011.

[2] Коротяев Б.И. Педагогика как совокупность педагогических теорий: Учебное пособие. - М.: Просвещение, 1986.

[3] Змановская Е.В. Девиантология: психология отклоняющегося поведения. - М.: Академия, 2003; Дмитриев М.Г. Психолого-педагогическое сопровождение подростков с делинквентным поведением. - СПб.: ЗАО «ПОНИ» 2010; Шнейдер  Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. - М.: Академический проект, 2005; Шнейдер Л.Б. Основы семейной психологии. - М.: МОДЭК, МПСИ, 2010.

[4]Мудрик А.В. Социализация человека. - М.: Академия, 2006.

[5] Шнейдер  Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. - М.: Академический проект, 2005; Шнейдер Л.Б. Основы семейной психологии. - М.: МОДЭК, МПСИ, 2010.

[6] Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. - СПб.: Речь, 2005.

[7] Шнейдер  Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. - М.: Академический проект, 2005; Клейберг Ю.А. Девиантология. - СПб.: Речь, 2007.

[8] Выготский Л.С. Лекции по психологии. - СПб.: Союз, 1999; Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - Спб.: Питер, 2000; Мухина В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. - М.: Академия, 2000.

[9] Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. - М.: Просвещение, 1986; Захаров А.И. Происхождение и психотерапия детских неврозов. - М.: Каро, 2006.

[10]Мудрик А.В. Социализация человека. - М.: Академия, 2006.

[11]Ананишнев А.М. Социология образования. - М.: Канон + РООИ «Реабилитация», 2012; Шёк Г. Зависть: теория социального поведения. - М.: ИРИСЭН, 2010.

[12]Эйдемиллер Э.Г., Александрова Н.В., Юстицкис В. Семейная психотерапия. Хрестоматия.  - Спб.: Речь, 2007.

[13]Беличева С.А. Социально-педагогическая поддержка детей и семей группы риска. Межведомственный подход. - М.: Социальное здоровье России, 2006.

[14] Перешеина Н.В., Заостровцева М.Н. Девиантный школьник. Профилактика и коррекция отклонений. - М.: ТЦ Сфера,  2006.

[15] Шнейдер  Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. - М.: Академический проект, 2005;  Клейберг Ю.А. Девиантология. - СПб.: Речь, 2007.

[16] Беличева С.А. Социально-педагогическая поддержка детей и семей группы риска. Межведомственный подход. - М.: Социальное здоровье России, 2006.

[17] Целуйко В.М. «Психология неблагополучной семьи». - М.: Владос – Пресс, 2006.